Денис Николаев — ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЗАИНТЕРЕСОВАННОГО ЧИТАТЕЛЯ

Card Image
Ведущая литмастерской «Личный взгляд» Людмила Вязмитинова: Это эссе – первый в качестве литературного критика опыт Дениса Николаева, пришедшего в нашу литмастерскую – для тех, кто пишет или хочет начать писать стихи – в сентябре 2020 г. Редакторская работа, которую я провела с этим текстом, была направлена на выправления стиля, который – собственный стиль Дениса Николаева как критика – здесь явно просматривается и – уверена – будет становиться и развиваться. И я рада, что занятия в нашей литмастерской способствуют становлению приходящих в неё авторов не только в качестве поэтов, но и литературных критиков.

Денис Николаев родился (1976 г.) и живёт в Москве. По образованию – инженер-физик (МЭИ, выпуск 1999 г.). Стихи пишет двадцать лет – до недавнего времени – в частном порядке как сетевой автор. Публикации: сборник Самиздата «Северное сияние» (СПб, 2010) 

Я не располагаю опытом критического анализа поэтических текстов, и могу судить о стихах Юлии Великановой только с точки зрения заинтересованного читателя. Но думаю, что рассказ о том, что я увидел в её стихах, как я их воспринял, будет достаточно интересным для широкой публики.
 
Стихи Юлии Великановой – с секретом: в них как бы несколько пластов. Это как у нашей Земли: один пласт на виду у всех – в данном случае это сюжет из повседневной жизни, рассказ о происшествии, бытовая сценка, описание «погоды души». Этот первый, видимый всем слой, обладает абсолютной ясностью в отношении реальной жизни. Стихи сами говорят, о чём они, и читатель очень легко их принимает. Ведь речь идет о вещах, всем известным: житейских делах, привычном, или, увы, ставшем привычным, образе жизни. Но Юлия прикасается к описанию всего этого как бы волшебной палочкой, обращая его в описание пережитых чувств. И стихотворения становятся метафорами состояний души. Особенно это заметно в коротких стихах, похожих на вздохи, после которых следуют откровенные ответы на вопрос: как ты?
Вот, например, такие строки: «Вынес всё, но – / Сам стал невыносим», или: «Шептать и шептать в тёплой свежести хлеба». То же самое можно сказать и о стихотворении о «масках», и о стихотворении о визите врача к больному.
 
Юлия не навязывает читателю свои размышления, не балует его излишними эмоциями, не перебирает колоду таро, предсказывая судьбу. Каждое её стихотворение – цельно по отношению к длящимся переживанием, при этом она не выдергивает читателя из зоны его собственного комфорта восприятия поэтического текста. Она не ошарашивает читателя крикливостью и описаниями бурной изменчивости внутреннего «я», стаскивающего с него одеяло его собственного интереса в поэзии. Она не довлеет над читателем, завернувшись, как в тогу, в собственную исключительность, поскольку, погружаясь в глубокий покой, сосредотачивается на осмыслении жизни, того, что происходит или может произойти с каждым из нас. Она делится с читателем своим мнением, создавая эффект его присутствия в некотором близком ей кругу, задавая тем самым диалог с ним. И происходит обмен опытом – между лирическим героем и читателем. В итоге читатель чувствует, как это оно – просто жить.
 
Стихи Юлии позволяют читателю не чувствовать себя одиноким. Это тот случай, когда «я» автора принадлежит всем «нам». Здесь открывается второй пласт её стихов, внутренний строй – проявляются невидимые связи совпадения взглядов на жизнь, на устройство мира, на, может быть, не до конца понятный ответ на вопрос, как этот мир спасти, и зачем, кому его надо спасать. При этом выделяется последний текст подборки – стихотворение про грибы, в котором с особой силой поднимаются сложные вопросы бытия – куда надо стремиться, как избежать боли, как правильно жить, принимая неизбежное и непоправимое. И характерно, что заканчивается стихотворение не трансляцией прожитого, а пожеланием для всех и каждого спасительных состояний и действий, возможно единственных, способных облегчить жизненный путь. И мне думается, что это стихотворение – о знакомой, ходящей «по шляпки», перекликается со стихотворением про женщину «в оградке». В нём также чувствуется фрактальность, вложенность сторонних наблюдений о жизни в саму жизнь – с ясным пониманием, что отстраниться от неизбежного невозможно. И женщина «в оградке» превращается в женщину в окне, которая видит, и знает, что две её дороги сливаются в одну.
 
Говоря о читателе, я имею в виду даже не себя, а потенциального заинтересованного читателя, располагающего достаточным жизненным опытом и имеющий собственное мнение о том, о чём пишет Юлия. Эдакого «грибника-любителя», знающего, как правильно ходить в лес (жизнь) по грибы (судьбы людские), и который может поделиться этим за чашкой чая. Стихи Юлии Великановой – для читателя, смотрящего на мир внимательными, дружелюбными глазами. И она привечает, думаю, именно такого читателя – стремящегося найти ответы, главные для всех нас, на вопросы, связанные с сущностью пребывающего на этой земле человека. И из небольшого круга заинтересованных мнений вдруг вырастает конус, уходящий вершиной из окружающей обыденности в некую, находящуюся в бесконечности точку.
 
Воздействие стихов Юлии можно сравнить с воздействием рук умелой медсестры, которая знает, что нужно сделать, чтобы стало правильно и покойно, поэтому им (стихам) можно довериться. А доверие, как известно, рождает очень сильную связь между людьми. Поэтому я думаю, что поэтика, которую выбрала Юлия для своих стихов – свободная, неторопливая, максимально предсказуемая, – максимально способствует налаживанию контакта между читателем и автором.
 
Разумеется, всё вышесказанное – описание моего личного впечатления от стихов Юлии Великановой. Но я постарался максимально точно объяснить, чем именно мне приглянулась подборка её стихов, представленная для обсуждения на занятии нашей литмастерской 9 декабря 2020 года, посвящённом статье Григория Дашевского о том, как читать современную поэзию.

Добавить комментарий

Войдите или заполните поля ниже. Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Card Image
Ростислав Ярцев умеет вовлекать читателя в сложные и захватывающие отношения с текстом. Чтение его стихотворений напоминает напряженный разговор… Читать дальше
Card Image
Восточной «атрибутики» в стихотворениях Андрея Цуканова не встретишь, однако, читая их, невольно начинаешь представлять автора кем-то вроде буддийского… Читать дальше
Card Image
Родился в 1947 году в Москве, с 1981 года живёт в США, в Нью-Йорке. В 1998 году окончил… Читать дальше
Card Image
Эта поэзия обладает особенной — лёгкой, веселящей — магией, как разноцветный праздничный газ. Слова — из которых особенно… Читать дальше
Card Image
В Библиотеке им. А.П. Чехова в клубе «Классики XXI века» презентовали книгу поэта, критика Людмилы Вязмитиновой «Месяцеслов». Читать дальше