БУДДА СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ — Мария Мельникова

Card Image
Родилась (1983) и живёт в Москве. Окончила факультет журналистки МГУ по специальности «литературно-художественная критика». С 2006 по 2017 гг. работала в г. «Книжное обозрение». Сейчас – редактор в издательстве «Синдбад». Стихи публиковались в журнале «Русский переплет», сообществе «Полутона», альманахе «На Середине мира», «Независимой газете» (приложение «Ex Libris»). Автор поэтических сборников «Птица, обитающая…» (Ridero, 2015), «В случае жизни» (Ridero, 2016) и «Мелкие вещи» (Стеклограф, 2019).  Лонг-листёр «Дебюта-2015» и «московского счета-2016». Востребована и широко публикуется как литературный критик.
(Выступление на вебинаре в рамках подготовки к фестивалю «ПОЭЗИЯ СО ЗНАКОМ ПЛЮС – 2020» от 25.12.20.)
Восточной «атрибутики» в стихотворениях Андрея Цуканова не встретишь, однако, читая их, невольно начинаешь представлять автора кем-то вроде буддийского монаха, рассказывающего коаны под раскидистым вишневым деревом. Цуканов с поистине восточным выверенным изяществом сочетает в своем повествовании материи… давайте назовем их материями «условно сложного» и «условно простого». Условно сложное выражает себя в форме, выбираемой автором для поэтического высказывания – Цуканов прекрасно чувствует себя в стихии верлибра и даже в силлабо-тонических текстах выбирает путь «без страховки». Он не превращает ритм и рифму в точки опоры – главным полем художественного исследования для него остаётся семантика. Однако в этой среде активно действует «условно простое»: Цуканов с удовольствием обращается к «низкому штилю», разговорной речи, традициям бытового рассказа, анекдота. А слово «условно» здесь присутствует потому, что «простое» и «сложное» для Цуканова – не противоположности. В его образно-философской системе они работают сообща, усиливают и поддерживает друг друга.
Создаваемый играющими материями узор то сжимается в символ Инь-Янь, то разворачивается в классический гносеологический маршрут «простое – сложное – простое нового порядка». Особенно замечательно это прослеживается в «американском» стихотворении «Столько лет заполнял я канистры / Невидимыми миру слезами…», где юмористический репортаж о перформансе, проведенном на крыше нью-йоркского небоскреба, превращается одновременно в психологическую драму о катарсисе и эзотерическую притчу о загадочной трансформации слёз в чистейшую минеральную воду Poland Spring. Какое из состояний жидкости было изначальным и истинным, мы уже не узнаем, да и не факт, что было у неё изначальное и истинное состояние.
Смысл в поэзии Цуканова движется путем неторопливым и затейливым, как описанная в стихотворении «Макдональдс – наш!» очередь в первый московский Макдональдс и описанная там же альтернативная культурологическая траектория гамбургера. И всегда приходит туда, куда надо, и без потерь. Мир Цуканова чрезвычайно гармоничен. Здесь тапочки не мешают метафизике Элиота (хотя обладают своей собственной метафизикой, и под пером другого поэта эта тапочная метафизика была бы реально страшна, однако у Цуканова она не пугает, с ней можно сосуществовать). Здесь люди оказываются разновидностью лобстеров, а лобстеры – разновидностью людей (да, в китайской истории о философе Чжуан-цзы, которому однажды приснилось, что он бабочка, всё было как-то подружелюбней и уж точно без гастрономической нотки… но почему-то даже тут не хочется пугаться). Здесь люди, в конце концов, даже о вечности говорят хуже собаки. Ну что же, с этим тоже можно жить. Почему собака не имеет права высказываться о вечности складнее Homo Sapiens, чем она хуже нас в мире торжествующих тапочек и говорящих лобстеров?
Пожалуй, экзистенциальное миролюбие, осознанное спокойствие перед лицом удивительного рисунка противоречий – главный философский посыл стихотворений Андрея Цуканова.

Добавить комментарий

Войдите или заполните поля ниже. Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Card Image
Ростислав Ярцев умеет вовлекать читателя в сложные и захватывающие отношения с текстом. Чтение его стихотворений напоминает напряженный разговор… Читать дальше
Card Image
Родился в 1947 году в Москве, с 1981 года живёт в США, в Нью-Йорке. В 1998 году окончил… Читать дальше
Card Image
Это эссе – первый в качестве литературного критика опыт Дениса Николаева, пришедшего в нашу литмастерскую – для тех,… Читать дальше
Card Image
Эта поэзия обладает особенной — лёгкой, веселящей — магией, как разноцветный праздничный газ. Слова — из которых особенно… Читать дальше
Card Image
В Библиотеке им. А.П. Чехова в клубе «Классики XXI века» презентовали книгу поэта, критика Людмилы Вязмитиновой «Месяцеслов». Читать дальше